Под плетью Карабасовой

И снова о «цивилизации страха».

Нам уже не раз доводилось говорить об эмоциональной составляющей страха — неком ощущении утечки энергии. Но вопросы не иссякают, видимо, имеет смысл поговорить об интеллектуальной составляющей страха. Предлагаю к вашему рассмотрению концепцию, происходящую из каббалистического мировоззрения. Страх рассматривается тут как некая функция нашего разума, позволяющая проявлять осторожность, разумность поведения в ситуациях риска и т.п.

Итак, страх должен быть сильнее любопытства, чтобы человек не совершал необдуманно рискованных поступков ради того, чтобы посмотреть, что из этого получится. Все, наверное, сталкивались с людьми, готовыми рисковать из любопытства. Так вот, это не имеет отношения к нормальному здоровому поведению. Страх так же должен быть сильнее привычки для того, чтобы человек, испугавшись, мог выйти из заученного образа действий и иметь шанс выжить, став на какое-то время непредсказуемым. А еще страх должен быть сильнее симпатий, чтобы никакое очарование не помешало рассмотреть в милом существе угрозу. И в совершенно особых отношениях страх должен быть с разумом. С одной стороны разум должен отгонять ложные страхи, но с другой стороны и страх должен останавливать разум, когда тот начинает «зарываться». Страх и разум — вечные оппоненты, которые не позволяют один другому довести человека до беды.

Теперь я перечислю всё, что, по мнению каббалистов, должно быть сильнее любого страха: сильнее страха должна быть любовь, стремление к гармонии, воля к борьбе, готовность защищать тех, кто вам дорог, свобода воли и готовность заботиться о своих детях.

Попробуем понять, откуда такой «водораздел»?.. Свойства человеческой натуры мудрецы-каббалисты поделили на две части: те, которые могут вовлечь человека в беду, и те, которые человека от бед защищают. Перечень всего, что должно быть сильнее страха — это свойства человеческого ума второго рода, они настраивают человека на такую волну, где мы просто перестаем притягивать к себе неприятности, а значит, и причин для страхов должно становиться меньше. Как вы могли заметить собственно разумность полагают находящейся ровно посередине. Т.е. ум может вовлечь человека в неприятности и может помочь с ними справиться, всё тут зависит от того, как мы своим умом пользуемся.

Роль осмысления своего страха достаточно важна, он позволяет человеку развиваться в более безопасных обстоятельствах, давая надежду на будущее, в котором некая мудрость и внутренняя зрелость уже будут достигнуты. В некотором смысле, позволяет дожить до этого момента, придавая тем самым смысл самим усилиям по самосовершенствованию.

Если все так — хорошо. Но ведь со страхом могут быть и проблемы. Недостаток страха прост и понятен — он лишает осторожности. А вот как на нас влияет избыток опасливых мыслей?.. Первым шагом к «порабощенности страхом» является страх любви. Пережив негативный опыт, а часто и без него, человек может начать бояться этого чувства. Для него «любить» — означает риск предательства, риск быть отвергнутым, риск быть обманутым, риск конфликта с семьей и т.д. Но вот повод ли это, чтобы отказать самому себе в праве на любовь? Отвергая любовь, мы ослабляем связь с Богом и делаем первый шаг к тому, чтобы стать рабом страхов. Проиграв эту битву страху, мы потом начинаем уступать ему раз за разом… Потом приходит страх перед гармоничным, слишком хорошо для нас становится уже нехорошо, пугает своим совершенством, нам бы что попроще. А следующее поражение уже почти предрешено: утратив веру в Божественную любовь и стремление к гармонии, человек больше не знает, где ему брать силы (и мотивы) для решительных поступков и оказывается просто парализован страхом перед неудачей… А дальше — еще хуже, страх ставит личность на грань деградации, когда не позволяет защищать близких, верить в Бога, заботиться о собственных детях.

Какой вывод мы можем сделать из вышесказанного? Человек, порабощенный страхом, не может развиваться, добиваться успеха, да и просто быть счастливым. И чтобы не оказаться в такой жалкой роли, бороться стоит не с какими-то «серьезными, большими» страхами, а со страхом любви, который мы за серьезного врага и не держим. А зря, уступив страху раз, мы потом делаем это снова и снова, ведь смелость в любви — это смелость во всём. 🙂

Добавить комментарий